Солнцеликий впервые решил звонить своим подчинённым в прямом эфире. Вся королевская рать замерла у экранов телевизора, сидя по струнке, глубоко дыша, и думая о хорошем.
Все чиновники, и те, что помельче, и их начальники, сидели за своим рабочим столом, слева от них стоял корвалол с виски, а справа, в верхнем, приоткрытом ящике стола, лежал заряженный пистолет, с запасной обоймой.
Пётр Иваныч, глава администрации небольшого городка, сидел у себя в кабинете, и ждал. Для успокоения нервов, он всё утро трахал свою секретаршу, а потом и секретаршу заместителя. Он смотрел на Его лицо в телевизоре, и представлял себе балет «Лебединое Озеро», на котором он всё время засыпал. И он бы выпил кофе, но нельзя — голос не должен дрожать, рука не должна показать волнения в неловком движении. Пётр Иваныч был опытным чиновником, и понимал, что его работа на сегодня — это выдержать четыре часа на своём месте, а уж потом…
Если всё пойдёт хорошо, и телефон не зазвонит, то можно выпить корвалола, запить виски, и поехать в баню, к девкам, забыв об этом тяжелом дне ровно на один год. А если всё пойдёт не очень, и Любимый Руководитель вдруг позвонит, и спросит, с прищуром: «А где, собственно, дорога, которая на картах есть, а по факту отсутствует, Пётр Иванович? И почему рабочие у вас бастуют шестой месяц?» — вот тогда, придётся действовать по обстоятельствам: если вопрос будет в лоб, и исправить прямо тут, в эфире, будет ничего нельзя, а исправить за рамками эфира, тем более — придётся отстреливаться от групп захвата, молодых парней, улыбающихся в окна Пётра Иваныча с самого утра, дежурящих в трёх микроавтобусах у здания его администрации, а если вопрос будет ещё и с эмоциями, с такими, когда становится понятно, что СК найдёт его и на Барбадосе — хватит и одной пули… нет, о чём это я — ни-ког-да — не такие люди чиновники, что бы стреляться; придётся тупо всё отдать, и уйти в оппозицию…
Добавлено в 15:38